Пульсации и Телесно-ориентированная психотерапия

Нео-Райхианские пульсации – это один из методов телесно- ориентированной психотерапии, которая, в свою очередь, является одним из основных направлений в современной психотерапии и практической психологии. Сейчас в мире насчитывается несколько десятков школ и методик, которые можно объединить под этим названием. История становления этого направления начинается с 30-х гг. XX века и имеет различные истоки. Однако психотерапией в полном смысле слова можно назвать несколько школ, ведущих свое начало от психоанализа З. Фрейда. Основные из них это: бодинамический анализ, биодинамика, биоэнергетический анализ, биосинтез, соматопсихология, Нео-Райхианская работа с телом и эмоциональным выражением (или Пульсации) – метод, разработанный в институте «Радикс» в Южной Калифорнии.

Пионером в телесно-ориентированной психотерапии был австрийский врач, психоаналитик и ученый Вильгельм Райх. Именно он тщательно разработал как теоретическую основу данного подхода, так и практический метод ориентированной на тело психотерапии.

В основе подхода В. Райха лежит положение о единстве и неразрывной связи тела и ума, физиологических и психических процессов в организме человека. Каждое психическое явление имеет свое отражение в теле и наоборот, любые физиологические изменения воздействуют и на психику. Таким образом, воздействуя на тело определенным образом, можно добиться качественных изменений в психике (в эмоциональном состоянии, поведении). «Терапия души через работу с телом» - такова основная идея телесно-ориентированной психотерапии, по словам Александра Лоуэна – основателя биоэнергетического анализа.

Любое внешнее воздействие на организм тут же отражается как в психике, так и в теле. Действительно, вспомните, как вы реагируете на внезапный испуг, что происходит с телом? - дыхание на мгновение почти останавливается, а затем становиться прерывистым и учащенным, сердце колотится и «душа ушла в пятки». Т.е. вы ощущаете, как ваша жизненная энергия как будто свернулась и была оттянута куда-то вниз и вовнутрь… Любая эмоция – гнев, радость, удовольствие, имеет характерное только для неё соответствие с рядом определенных физиологических реакций.

Если же внешнее воздействие достаточно сильное и болезненное, (возникает угроза физической или психологической травмы), либо регулярно повторяющееся, то в целях защиты организма от такого разрушительного влияния, тело перестраивается определенным образом, возводя внутреннюю защитную броню. Мышцы напрягаются, дыхание становится более

поверхностным, замедляется метаболизм (обменные процессы), снижается выработка энергии в организме. Результатом является то, что человек таким способом отрезает себя от болезненных чувств и травмирующих переживаний. Опасаясь вновь подвергнуться травматическому опыту, человек бессознательно удерживает эти защитные структуры внутри себя. Со временем он перестает чувствовать и осознавать эту броню, эти напряжения, и они становятся хроническими.

Таким образом, пытаясь защититься от болезненных переживаний, человек надевает на себя доспехи, «мышечный панцирь», как называл его В. Райх. Со временем травмирующая ситуация перестает быть актуальной, а панцирь остается. И он продолжает защищать человека от болезненных воспоминаний, ведь хронически спазмированные мышцы содержат в себе подавленные болезненные эмоции: страх, злость, отчаяние, стыд, печаль… Панцирь защищает и от нового опыта, который может вновь привести к нежелательным переживаниям. Однако скоро «охранник»
становится «тюремщиком», панцирь становится тюрьмой, т.к. отрезает человека от какой-то части себя, внося раскол в целостность организма; энергия не может теперь течь свободно по телу – человек становится лишь наполовину живой. Поверхностное, неполное дыхание снижает общую выработку энергии; страх и неприятие негативных чувств ограничивает способность испытывать и положительные чувства, что постепенно ведет к подавленности и депрессии.

«Панцирь может быть поверхностным или лежащим глубоко, мягким, как шубка, или твердым, как железо. В любом случае его функция - защита от неудовольствия. Однако организм платит за эту защиту потерей значительной части своей способности к удовольствию»

В. Райх.

Мышечный панцирь формируется не столько в результате какого-либо крайне разрушительного и травмирующего опыта, а скорее в более обыденных ситуациях связанных с процессом нашего воспитания в родительской семье, с процессом «подгонки» необузданной и спонтанной энергии маленького человеческого существа к социально-приемлемым её проявлениям (с точки зрения родителей). Учитывая открытость и уязвимость психики маленького ребенка, можно сказать, что этот процесс (подгонка) зачастую приближается к «крайне разрушительному и травмирующему опыту».

«Мы все психологически, социально и религиозно обусловлены. Большинство людей даже не осознают этого. Семья и родители, церковь и школа принуждают детей жить, думать и чувствовать в пределах жестких ограничений, гораздо в меньшей степени, чем они

способны. Мы научены тому, что мальчики не плачут, а девочки не испытывают гнев. Нам сказали, что все должны прятать проявления своей сексуальности и любви - или, лучше всего, вовсе их не иметь. Мы делаем то, чего от нас хотят, потому что нуждаемся в любви и одобрении, чтобы выжить: мы заключаем сделку ради этого одобрения. Чтобы быть хорошими, мы становимся эмоционально нечестными и отрезанными от своих истинных чувств, или, другими словами, начинаем лгать. Мы вырастаем в страхе, чувстве вины, гневе, в депрессии, втискивая себя не в свою форму, чтобы угодить чьим-то представлениям о том, какими мы должны быть. Но попытка подстроиться под чье-то чужое представление создает напряжение и, в итоге, ярость. Кто захочет быть втиснутым в установленную форму против своего желания?

В результате, мы заболеваем физически и психологически. Но что именно является подавлением? Многие из нас подозревают, что это такое, но лишь очень немногие понимают, какое отношение оно имеет к нашей собственной жизни.

Подавление несет с собой отказ от того живого, вибрирующего, что есть в нас, заставляет чувствовать себя вялыми, энергетически и эмоционально. Наше дыхание становится поверхностным. Мы сглатываем слезы, мы сдерживаем гнев, мы подавляем даже радость и смех. Мы запираем свои невыраженные чувства в бессознательное, где они становятся заживо похороненными, невидимо нагнаиваясь, как раны.

Подавление проявляет себя как жесткость в характере, например, когда мужчина становится чересчур беспокойным, если он жестко не следует привычному рутинному образу жизни по расписанию; или когда женщина, несмотря на свою жажду подарить кому-то любовь, отвергает мужчин из старого бессознательного страха отцовского отвержения ее самой. Но подавление также проявляется в виде мускульного напряжения в теле, напряжения, вызванного постоянными усилиями оттолкнуть то, что скрыто в подсознании».

Аниша Л. Диллон

В соответствии с положениями телесно-ориентированной психотерапии, любая неудовлетворенность в отношениях с миром, людьми или собой есть нарушение взаимодействия с собственным телом, с собственной энергией, это следствие внутренних ограничений, влияния защитного панциря.

В ходе Нео-Райхианской работы с телом происходит непосредственное воздействие на мышечный панцирь, позволяющее высвободить хронические напряжения, живущие в теле и, таким образом, освободить связанную ими энергию. Часто этот процесс ведет человека в прошлое к вытесненным и подавленным травматическим переживаниям. И здесь создается возможность для полного проживания этого опыта, для высвобождения подавленных эмоций, для завершения всех незавершенных в прошлом гештальтов. Именно так освобождается законсервированная в теле энергия, именно так «распускается» мышечный панцирь.

Терапевтическая ценность проживания заново эмоционально заряженных эпизодов прошлого связана с несколькими моментами. В процессе работы участникам группы (или клиенту в ходе индивидуальной сессии) предоставляется возможность погрузиться в состояние возрастной регрессии и не просто вспомнить какой-либо эмоционально значимый эпизод, а действительно целиком прожить его. В то же время человек полностью отдает себе отчет в том, где он и что с ним происходит сейчас. Таким образом, с одной стороны, человек буквально становится ребенком, а с другой стороны, он имеет доступ к зрелому восприятию взрослого человека. Это делает возможным осознание и принятие вытесненных и подавленных когда-то чувств, травматических воспоминаний, происходит интеграция их с взрослой частью человека. Атмосфера поддержки и доверия в группе способствует этому процессу, ведь она резко отличается от травмирующей ситуации в прошлом. Когда чувства приняты и интегрированы, организм обретает целостность, защитная функция панциря теряет смысл. Кроме того, переживание эмоций прошлого сопровождается мощной двигательной и физиологической экспрессией (катарсис), что позволяет воздействовать на хронические мышечные напряжения и помогает снять их.

Участники группы предпринимают не только некое внутреннее путешествие в прошлое, проживая и трансформируя травматический опыт, но и заново знакомятся со своей энергией – спонтанной, живой, свободной; начинают по-новому ощущать свое тело, проникаясь к нему доверием и благодарностью. Внутреннее состояние наполняется спокойствием и удовлетворенностью, а также ощущением большей жизненности, энергичности, радости. Подробнее о групповой работе.